Июл 19 2011

В надежде на чудо. Под Воронежем рушится уникальная дворянская усадьба

До небольшого поселка Раздолье в Семилукском районе на машине – не больше 20 минут. Затем еще минут 5 в самом поселке по страшно разбитой «грунтовке» пробираешься между маленькими домишками. Когда покажется мусорка и сверкающий на ярком солн­це забор – вы на месте. Именно здесь около 200 лет назад помещики Лосевы построили свое родовое имение.

Можно осмотреть саму усадьбу, каменный первый этаж, деревянный второй, полюбоваться расписными колоннами, уже порядком обветшавшими, но сохранившими следы былого величия, взглянуть на флигель из красного кирпича, в котором, вероятно, жила прислуга, пройти по дорожке, которой в жаркий летний день барская семья ходила на речку купаться. Вот только внутрь зайти нельзя. Год назад в доме обвалился поток, после чего усадьбу закрыли на все замки, и, вероятно, простоит так она еще долго: заниматься ремонтом попросту некому.

 

Пользовались до последнего

Точная дата постройки – неизвестна. Ориентировочно историки постройку относят к рубежу XVIII-XIX веков. Таких старых усадеб в области очень немного. Даже при том, что нынешнее ее состояние плачевное, можно только поразиться качеству строительства того времени: дом простоял более двухсот лет без капремонта. В Семилукском районе есть и другие усадьбы подобной конструкции, но у них от времени полностью сгнил деревянный второй этаж. А в Раздолье он еще очень неплох.

Усадьба велика. Как гласят архивные документы, в барском доме, было как минимум, 20 спален. Кроме того, невдалеке от него стояли водяная мельница, каменная кузница и еще 14 помещений для разных служб, в том числе две скотные и две птичьи избы, три хлебных амбара и конюшня. Сейчас из всего этого остались только барский дом, да отдельно стоящий флигель. Но и тот сильно разрушен.

История усадьбы изучена не до конца – в ней немало белых пятен. Известно, что до революции усадьбой владело три поколения Лосевых. Это было видное дворянское семейство. Его главы служили в царской армии, владели большим количеством крепостных. Жили, судя по всему, весьма небедно.

Когда к власти пришли большевики, владелец поменялся, однако кто конкретно распоряжался зданием – в точности неизвестно. Бывшей усадьбе очень повезло: она не была разрушена ни в годы гражданской, ни в годы Великой Отечественной войны. Особых боев в тех краях не было, но поселок подвергся оккупации немцами. Однако они старинное здание не тронули. Еще в конце 30-х годов в Раздолье был создан учхоз ветеринарного института, а дом – передан на его баланс. Потом, уже после войны, там располагался сельскохозяйственный цех керамического завода, местная школа, клуб, библиотека… После того как год назад в одной из комнат обрушилось перекрытие, здание опустело: клуб и библиотеку перенесли, школьников стали возить на автобусе в Губарево…
 

Местные и неместные

Сейчас усадьба – обычное двухэтажное здание в центре поселка. Слева – жилой дом, справа – хозяйственные постройки. Впереди – тот самый сверкающий забор. Когда-то на его месте располагался обширный барский сад.

Обычно, когда речь заходит о спасении исторических памятников, главная действующая сила «шумихи» – местная общественность, которая заинтересована в сохранении своей истории, корней. Этот же случай – исключение. Усадьба в Раздолье, похоже, никому не нужна, ее историческую ценность мало кто знает. Потому что местные жители – не местные.

Известно, что в эпоху крепостного права барская усадьба и крестьянская деревня не могли располагаться рядом – чтобы, как считалось, чернь лишний раз не мозолила глаза высшему сословию. Социальное разделение должно было подтверждаться географически. В Лосевской усадьбе как раз так и было. Село Богоявленовка, в котором жили крестьяне, не только располагалось в нескольких километрах, но еще и за рекой Трещевка. Усадьбу тоже поначалу называли Богоявленовкой, но потом, вероятно с подачи самих помещиков, стали именовать Раздольем. Была в середине XIX века в дворянской среде мода на такие вот романтические названия…

Поселком в современном понимании этого слова Раздолье стало, когда был создан учхоз. В построенные бараки заселили приезжих преподавателей ветеринарного института. Одни уезжали, на их место селили других. Исторической преемственности поколений здесь не было. А вот в Богоявленовке, если постараться, можно отыскать людей, которые что-то знают и помнят о жизни усадьбы. Пусть не лично (все-таки времени с 1917 года прошло немало), но – по рассказам родителей.

– Мать моя говорила, что часто ходила на ту сторону Трещевки работать на барских полях, – вспоминает житель Богоявленовки Сергей Шамаев. – Я уж и не помню всего, что она обрабатывала, но чаще всего рассказывала про картошку и мак – их барин любил сажать. Сам я пацаном бегал в бывшие барские сады яблоки воровать, вырубили их позже. Когда образовался учхоз, в Раздолье провели электричество и радио. У нас в селе этого не было, и мы ходили туда на «концерты»…
 

Раздольно жили…

Самое интересное, что у лосевской усадьбы нет никакого исторического статуса. Она не признана памятником ни федерального, ни даже регионального значения, а числится на балансе администрации Семилукского района как ветхое жилье. По идее, владельцу его и ремонтировать. Но это даже не смешно: откуда у районной администрации деньги на реконструкцию исторического объекта? Да и, честно говоря, нужен ли он ей? Для школы, клуба, библиотеки можно найти здание помоложе, без особенной культурной ценности.

А это место, кажется, просто создано для музея. Пусть появился забор, былых тропинок и дорог не сохранилось, парадный подъезд разломан (единственное изменение в конструкции здания), а сама усадьба теснится между современными постройками… Но, попадая туда, словно переносишься на страницы русской классики – того уклада жизни, быта, привычек. Не зря говорят, что лучше один раз увидеть. Притом, что внутри здания побывать мне так и не удалось. Там наверняка уже все по-другому, но сама планировка и атмосфера помогли бы сильнее прочувствовать жизнь той эпохи.

Воронежский историк Павел Попов, немало времени посвятивший изучению усадьбы, так описывал ее бытовое устройство: «В особняке насчитывалось семь диванов, пять из которых были оклеены красным деревом и обиты ситцем. Господа сидели на 18 креслах, да еще на 36 стульях, отделанных березой и ольхой, с плетеными подушками. Смот­релись в два огромных зеркала. Хранили белье в 26 сундуках (помимо шкафов). Баюкали ребят в трех детских кроватках. Что-то писали за письменным столом из красного дерева. Играли в бильярд. Пили чай из двух самоваров из желтой меди, семи фарфоровых чайников и 24 чашек с блюдцами. Разливали квас из двух стеклянных графинов и двух хрустальных, ставя на стол 24 стакана, 24 бокала, 24 хрустальные рюмки. Время сверяли по двум «столовым» часам и по одним карманным «с репетиром» (то есть боем). Молились 14 иконам». Если восстановить хотя бы часть быта, каким уникальным мог бы получиться музей!
P.S.Недалеко от Раздолья, в селе Терновое, есть старый храм. Белые стены, сверкающие купола, благоустроенная территория: плитка, цветы. Новые церкви зачастую выглядят скромнее. Храм посещают не только местные жители, но и воронежцы. В дни богослужений все вокруг уставлено машинами. Построен храм даже раньше усадьбы – в 1769 году (строило также семейство Лосевых). И быть бы ему сейчас разрушенным, если бы не случай. Одному тяжело больному бизнесмену приснился сон, что он выздоровеет, если реконструирует храм. Бизнесмен много ездил по стране, пока не увидел в Терновом церковь, похожую на ту, что ему приснилась. Он и реконструировал храм на свои деньги. Неизвестно, насколько это помогло его здоровью, но исторический памятник он к жизни вернул. Похоже, и усадьбе Лосевых остается уповать только на чудо.
 

Комментарии

Татьяна Старцева, начальник государственной инспекции охраны историко-культурного наследия Воронежской области:

– У усадьбы Лосевых на сегодняшний день нет официального статуса объекта культурного наследия, мы им не занимаемся, поэтому как-то вмешаться в ситуацию я не могу – у инспекции очень ограниченная и четко очерченная сфера работы. Механизмы получения статуса прописаны в законе и тоже не зависят от чьего-то конкретного желания.

Валентина Беленова, руководитель отдела по культуре, спорту и молодежной политике администрации Семилукского района.

– В этом году мы заказывали в специальном проектном институте план возможного ремонта усадьбы. Специалисты выехали на место и обследовали здание. Их вердикт – ремонт экономически нецелесообразен. Перекрытия деревянные, в очень плохом состоянии. Проще снести, ответили сотрудники института. Однако сносить эту усадьбы мы не хотим. В Раздолье нет других административных помещений, где бы можно было разместить клуб, библиотеку, другие организации. Поэтому будем пробовать здание отремонтировать. У нас есть небольшой бюджет, Губаревское сельское поселение что-то выделит, может, еще кто-то поможет, глядишь – и наскребем. В принципе, там проблемы только с перекрытиями, все остальное в порядке.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Еще вам может быть интересно

0 Comments
Share Post
No Comments

Post a Comment